dolgo_vo59 (dolgo_vo59) wrote,
dolgo_vo59
dolgo_vo59

Голод летом 2013го на Дальнем Востоке

Оригинал взят у nazareth77 в Голод летом 2013го на Дальнем Востоке
Оригинал взят у garrused в Голод летом 2013го на Дальнем Востоке
А вы знаете, что такое голод? О нем начинаешь задумываться через пару дней после наводнения.

Так случилось и на Дальнем Востоке летом-осенью 2013 года. Вода пришла внезапно, уже через несколько часов под свинцовыми волнами Амура оказались города и села, тысячи людей сидели на крышах, а в небе одиноко кружили редкие Ми-8 с расцветкой МЧС.

Через полсуток, а где и через несколько дней, подоспела армия. И уже серо-грязные амфибии стальной грудью резали волну на бывших улицах, ставших каналами. Срочники пополам с МЧСовцами вытаскивали с крыш стариков, их нехитрых скарб и жалостливо сводили в стальные махины, по колыхавшимся доскам, редкую тощую скотину - все то, что люди успели захватить с собой на крышу, уберечь от воды.

В свете мощных прожекторов, под проливным дождем, ребята, почти дети, занимались массовой эвакуацией тех, кому не повезло, у кого все хозяйство в миг пошло прахом.

В эвакопунктах, экстренно созданных в еще сухих районах, людей размещали в пыльных спортзалах по норме 2 кв.м. на человека. Но они люди, люди потерявшие все. Их нужно накормить, согреть, успокоить наконец. Ни у кого не было страховки жилья, многие забыли документы, еще больше потеряли их, бухнувшись посреди ночи в темную, студеную воду. И надо было как-то унять страх, страх в глазах матерей которые в истерике вцепившись в детей могли только молчать или отчаянно орать от ужаса за них, от ужаса что могло бы случится, если бы армия помедлила хоть недолго. Но одно дело дать человеку горячий чай и совсем другое накормить. Три раза в день. Несколько недель подряд. И вот тут начался голод.


Сначала не хочется ничего делать - апатия, нежелание вставать, двигаться. Потом нежелание думать, голова становится пустой и на третьи сутки пропадает даже желание есть. Просто забываешь о еде, и, согреваясь горячим чаем или эрзац-кофе из армейского пайка, начнешь тихо проваливаться в безумие.

Командиры старались вовсю. Они выступили по тревоге, с собой только коробки сухого пайка - из расчета на трое суток. Они растянули его почти на неделю, и на всех эвакуированных - а их порой было в несколько раз больше личного состава. Солдаты все поняли сразу - расчет только на себя, на то, что успели взять. Никаких магазинов вокруг, никакого нормального снабжения в условиях вечного российского бардака. Все под водой, льет дождь и по улицам гуляют волны взбесившейся реки. Только ждать снабжения, делить галеты и кашу с ребятами из МЧС и отдавать половину, а то и большую часть пайка людям - которые потеряли все. Спасти человека это не только вытащить его из воды, но еще и отогреть, улыбками, кружкой чая, участием и бескорыстной помощью. Взять с солдата нечего, но они делились – всем, что у них было.



Продукты на случай чрезвычайной ситуации МЧС получает по первому требованию из Росрезерва. И в этот раз специальное постановление правительства не заставило себя ждать. Огромные ИЛ-76МД срочно перебрасывали продукты со всех соседних областей в зону бедствия: склады в зоне паводка оказались под водой. Омская область была особой в этом списке "соседей" - запасы Росрезерва там значительны и их можно было быстро доставить в зону ЧС. Звонок по спецсвязи пришел достаточно быстро. Но выяснилось - зерна на складах нет, и кормить людей будет нечем.


Склады Росрезерва - это совсем не штольни с бронированными дверками. Это базисы, которые строят на обычных хлебоприемных пунктах. Зерно, закупленное по целевому государственному заказу, обычно качественная пшеница третьего класса, свозится туда и лежит «под замком» на ответственном хранении. Сушка, хранение - за все платит государство, но там нет вооруженной полицейской охраны. Только ЧОП и видеонаблюдение. Получить государственное зерно на хранение - огромная удача. Это не только стабильный контракт на долгие годы, но и… возможность запускать туда руку.  Практически полная неучтенность, ангары для хранения огромны, стоят опечатанные. Определить есть там зерно и сколько его - можно только визуально. А если в центр кучки мешков на каждом складе накидать, пустых бочек или еще чего подобного, а потом засыпать зерном, то определить сколько его там можно только с помощью сплошного перевеса. А перевес - это дорого и трудоемко. Такой контракт на ответственное хранение зерна Росрезерва и получила компания САХО по всей необъятной Сибири. В Омске базисы были особенно огромны.


Когда знаешь, что твои действия могут убить сотни людей, и продолжаешь делать то, что ты делаешь - это ужасно. Так было в Архангельске, так случилось и в Омске. Человека, который действует с полным пренебрежением чужими жизнями, называют чудовищем, ничего человеческого в нем не осталось. Грузить зерно для пострадавших на Дальнем Востоке было невозможно - склады были опустошены, а жалкие крохи, оставшиеся в наличии, не покрывали потребностей МЧС. Дикость в том, что эта схема хищения в САХО работала уже несколько лет, а недостача на опечатанных, вроде бы, складах вскрылась случайно! Только лишь вследствие наводнения и жестокой потребности в продовольствии, которое якобы было у государства. Это продовольствие на случай ЧС попросту украли. И сделал это один человек. Его зовут - Павел Скурихин.


Инспектора Росрезерва - должностные лица. Но прежде всего они люди. И когда человеку, у которого зарплата очень невелика, предлагают вторую, третью и даже четвертую зарплату - здесь и сейчас, в конверте, отказаться очень сложно. Есть принципиальные люди, но их меньшинство. Договориться с инспекторами Скурихину и его подручным удалось сравнительно быстро: те стали редко приходить на проверку, а когда делали это, то никаких проблем не отмечали. Все всегда было хорошо, никаких сомнений в объеме хранения не возникало.


Фиктивный акт Росрезерва. Его пытались отозвать.


Так вот и договорился Скурихин с Росрезервом, а деятельно помогали ему в этом руководители ЗАО «Житница» в г. Омске (ул. О. Кошевого д. 100) Новак Николай Васильевич и Чудогашев Владимир Федорович, которые осуществляли непосредственное хищение зерна по командам Скурихина. С 18 декабря 2008 года по лето 2013 года, когда новым руководством компании и была обнаружена недостача, они смогли украсть 2.600 (две тысячи шестьсот) тонн зерна пшеницы государственного резерва, что по самым скромным подсчетам составляет 156 млн. руб., а по весу – 40 вагонов или целый эшелон зерна.



Вот настоящие цифры потерь только по Росрезерву, а было еще зерно государственной компании «Объединенной зерновой корпорации»

Зерно по команде Скурихина изымалось со складов, перемалывалось в муку, которая отправлялась для выпечки хлеба. Если считать стоимость похищенной муки, то это уже 390 млн. руб., полученной Скурихиным по черным схемам. Возмещать зерно никто не хотел – с инспекторами же договорились, поэтому мощные взятки «за догадливость» компенсировали Павлу Скурихину все переживания.

А над жизнями сотен людей на Дальнем Востоке голод уже протягивал свои костлявые руки. Там, под непрекращающимся дождем, люди буквально выживали. У них не было хлеба. И некому было его доставить. Дороги размыты, КАМАЗы опрокидывались в студеную воду с едва видимых насыпей дорог. Темень, сполохи мигалок ГАИ, и прожектора, свет которых тонет в потоках дождя. Все что страна могла сделать - автоколонны или вертолеты, но тяжелые МИ8 в дождь взлететь не могли, и людям в отдаленных районах оставалось голодать. Недостаток был не только в доставке, не было самого хлеба - крупное зернохранилище Росрезерва в Омске было полностью вычищено Скурихиным, который обрек людей в пострадавшем районе на голод.

При опросе сотрудники показали, что недостача давняя – с 2011 года. И постоянно увеличивалась.

Только после того, как был установлен факт недостачи зерна «проявилась» ревизия из Росрезерва. Была даже проверка ФСБ, но дело… так и не возбудили. Сказались высокие покровители Скурихина. Оказывается, недостаток зерна был «переходящим» много лет подряд и он неуклонно увеличивался. Но проверяющие Росрезерва упорно не хотели этого замечать.  А ведь сотрудники, как показали опросы, знали об этом с 2011 года, еще за два года до трагедии!

О недостаче было известно еще в 2012 году, когда это было зафиксировано во внутренней переписке Сахо

Между тем, по всей Сибири на складах САХО лежала государственная пшеница. А на проверку везде она оказывалась мокрым зерном, количества которого едва хватало засыпать гору пустых бочек, которыми создавали видимость необъятных запасов на случай голода или войны. Сколько украли на остальных складах пока еще не подсчитано.

В полиции дело так и не завели. Следователям все равно, что когда люди стали голодать - помощь не пришла, и только чудом удалось избежать массовой гибели спасенных от вод Амура жителей нашей многострадальной страны.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments